Яндекс.Погода

Кольцо Патриотических Ресурсов

Праздники России

РуАН – Русское Агентство Новостей











Икона дня:



Цвети, Латгалия!

Да здравствует Латгалия,
Священная земля!
Страна лесов, озёр и рек
Откуда родом я.

Здесь дружно в мире все живут
И этим я горжусь,
Латгалец, русский, старовер,
Поляк и белорус.

Цвети моя Латгалия!
Родной любимый край.
На свете места лучше нет
Расти и расцветай!

Сыны и дочери твои
В заботе о тебе
Тебе признаемся в любви,
Одной с тобой судьбе.

Пусть солнце светит над тобой,
Цветёт твоя земля,
Здоров и счастлив народ твой,
Латгальская семья.


Автор: Геннадий Александрович Лобов





Храм Бориса и Глеба в Даугавпилсе

Вручение "Карты Русского" в Даугавпилсе.
Из нашей почты

Великий русский физиолог

Иван Павлов: путь ученого из семинарии в науку

Иван Павлов.


Иван Павлов. © / Commons.wikimedia.org
26 сентября 1849 года родился великий российский учёный Иван Павлов

«Где взять денег?», – у Ивана Петровича Павлова не было ответа на этот вопрос. Его жена вынуждена была прозябать в нищете. Конечно, Серафима и в родительском доме не жила в роскоши, но чтобы было не на что купить даже посуду – к этому она не привыкла. Не удивительно, что даже у нее – той, которая всегда и во всем поддерживала мужа и считала его работу самой важной на свете, появились усталость и раздражение. Они впервые серьезно поссорились.

Ученики Павлова, который в ту пору уже был видным физиологом, зная о бедственном положении учителя, попросили его прочесть лекцию об иннервации сердца и собрали деньги. Но Иван Петрович не оставил себе ни копейки – вся сумма ушла на покупку подопытных животных для лаборатории.

Когда жена узнала об этом, она просто выставила ученого из дома, заявив, что не может его видеть. Лишь спустя несколько дней, которые Павлов провел у своего друга, супруги помирились. Серафима Васильевна, или Сара, как называл ее муж, понимала, что Иван Петрович ни за что не станет поступаться интересами дела, которому он посвятил всю свою жизнь.

Поповский сын

Иван Петрович Павлов родился в семье бедного священника, неподалеку от Рязани. Ивана как старшего сына (помимо него в семье было еще 10 детей) с самого детства прочили в духовную семинарию, чтобы мальчик пошел по стопам отца. Родители рано обучили его грамоте, но в духовное училище Иван попал с большим опозданием – лишь в 11‑летнем возрасте, когда его сверстники уже заканчивали третий класс. Причиной этой задержки стал несчастный случай. В детстве Ваня упал с высокого чердака и долго не мог оправиться от травм. Впрочем, отсрочка никак не сказалась на школьных успехах – Павлов закончил училище одним из первых учеников и без проблем поступил в семинарию.

После ее окончания Иван решил продолжить обучение – в ту пору молодым священникам разрешалось поступать в светские университеты. Однако выбор факультетов был ограничен – на отделения естественных наук выпускников семинарий не брали из-за плохого преподавания физики и математики в духовных заведениях. А Павлов стремился именно к естественным наукам. Его сокурсникам по семинарии этот выбор казался довольно странным. Однако интерес к биологии появился у Павлова в совсем раннем возрасте. Будучи ребенком, в обширной библиотеке отца Иван наткнулся на книгу английского ученого Льюиса, которая называлась «Физиология обыденной жизни». В ней простым и доступным языком рассказывалось о том, что такое голод и жажда, как устроен мозг и пищеварительная система человека, зачем нужна кровь в теле, отчего люди видят сны и почему дети похожи на своих родителей. Книга произвела настолько глубокое впечатление на Ивана, что определила его дальнейшую судьбу.

Любовь и бедность

Узнав, что путь на естественно-научные отеления для него закрыт, Павлов решил поступать на юридический факультет Петербургского университета. Ни­кто не знает, сколько упорства пришлось применить студенту и какие аргументы он использовал, но спустя всего 17 дней по личной просьбе ректора Ивана Петровича перевели на естественное отделение физико-математического факультета. Счастье Павлова омрачало лишь одно – поскольку он попал на курс с опозданием, стипендия ему не полагалась, а иных средств к существованию у Ивана Петровича не было. Приходилось подрабатывать частными уроками, а основой меню настырного студента стал хлеб, который бесплатно раздавали в университетской столовой.

В ту пору его самым близким другом стала слушательница женского педагогического курса Серафима Васильевна Карчевская. После окончания университета молодые люди расстались. Карчевская уехала работать в сельской школе, а Павлов остался в Петербурге.

После окончания университета Иван Петрович поступил на третий курс Медико-хирургической академии, затем была работа в Ветеринарном инcтитуте, где молодой ученый изучал физиологию пищеварения и кровообращения, затем – работа в физиологической лаборатории немецкого городка Бреслау, после – в лаборатории Боткина, где Павлов заведовал фармакологическими и физиологическими исследованиями.

Но наука не мешала любви. Не было и дня, чтобы Иван Петрович не вспоминал о Серафиме Карчевской. В 1881 году молодые люди поженились. Павлову в ту пору было немного за 30, Карчевской – чуть больше 20 лет. Родители Ивана Петровича не одобряли выбор сына – их смущало еврейское происхождение невесты, поэтому все расходы на свадьбу взяла на себя семья Карчевских.

- Оказалось, – вспоминала Серафима Васильевна, – что Иван Петрович не только не привез денег на свадьбу, но и не позаботился о деньгах на обратный путь в Петербург.

Однако брак оказался счастливым. Супругам пришлось пережить многое – смерть первенца, тяжелую болезнь Серафимы Васильевны, нищету, которая приследовала чету Павловых вплоть до 1890 года, когда Иван Петрович, наконец, получил звание профессора и соответствующее жалованье. Искал в товарищи жизни только хорошего человека, – писал Павлов, – и нашел его в моей жене Саре Васильевне».

Даже свою докторскую диссертацию Павлов во многом защитил благодаря жене. Именно она убедила его продолжать научную работу, когда Иван Петрович было решил уйти из лаборатории, чтобы зарабатывать деньги преподаванием на курсах для молодых фельдшеров.

Признание

Настоящее признание пришло к ученому в 1904 году, когда Павлову была присуждена Нобелевская премия «За работу в области физиологии пищеварения». Говорят, на кандидатуре Ивана Петровича настаивал сам Альфред Нобель. На церемонии награждения присуствовал сам король Щвеции, который, как вспоминали современники, слегка опасался Павлова и говорил об ученом так: «Я боюсь вашего Павлова. Он не носит никаких орденов. Он, наверное, социалист».

Однако социалистом ученый никогда не был. «Мы живем в обществе, где государство – все, а человек – ничто, а такое общество не имеет будущего, несмотря ни на какие Волховстрои и Днепрогэсы», – писал Павлов. Но, несмотря на порой резкие высказывания, советская власть благосклонно отнеслась к нобелевскому лауреату. Был даже издан особый декрет за подписью Ленина о создании условий для работы Павлова. Под личную ответственность Зиновьева Владимир Ильич потребовал «совершенно немедленно обеспечить Павлова и жизнь его лаборатории, его животных, его помощников всем, что он только найдет нужным». Начали с предоставления Ивану Петровичу и его семье «особого спецпайка». Месячный паек включал 70 фунтов пшеничной муки, 25 фунтов мяса, 12 фунтов свежей рыбы, 3 фунта черной икры, 10 фунтов бобов, 4 фунта сыра, 5 фунтов сухофруктов, 750 папирос. От пайка Павлов отказался, сказав, что готов принять привилегии лишь после того, как их получат все сотрудники его лаборатории, да еще и присовокупил к своему отказу письмо в Совнарком о бедственном положении науки и ученых в Советской России. За 18 лет жизни при советской власти Павлов не раз позволял себе едкие письма и высказывания, но все это неизменно сходило с рук великому ученому – слишком большим авторитетом пользовалось его имя в мире.

Иван Петрович Павлов скончался 27 февраля 1936 года, когда ему было 87 лет.


Источник →

 

 

 

 


«« Вернуться к списку