Яндекс.Погода

Кольцо Патриотических Ресурсов

Праздники России

РуАН – Русское Агентство Новостей











Икона дня:



Цвети, Латгалия!

Да здравствует Латгалия,
Священная земля!
Страна лесов, озёр и рек
Откуда родом я.

Здесь дружно в мире все живут
И этим я горжусь,
Латгалец, русский, старовер,
Поляк и белорус.

Цвети моя Латгалия!
Родной любимый край.
На свете места лучше нет
Расти и расцветай!

Сыны и дочери твои
В заботе о тебе
Тебе признаемся в любви,
Одной с тобой судьбе.

Пусть солнце светит над тобой,
Цветёт твоя земля,
Здоров и счастлив народ твой,
Латгальская семья.


Автор: Геннадий Александрович Лобов





Вручение "Карты Русского" в Даугавпилсе.

Храм Бориса и Глеба в Даугавпилсе
Из нашей почты

Как был освобождён Даугавпилс

75 лет без нацизма: как Багратион освободить латвийский Даугавпилс помог


75 лет без нацизма: как Багратион освободить латвийский Даугавпилс помог


На рассвете 27 июля 1944 года, когда экипажи немецких самоходных орудий с отчаянием обреченных двинулись в контратаку на окраине Даугавпилса, красавица Александра Бойко, командир тяжелого танка ИС, хладнокровно скомандовала: «Огонь!». Через несколько секунд Саша приободрила своего супруга, механика-водителя танка, младшего лейтенанта Ивана Бойко восклицанием: «Одна самоходка подбита!».


Звучит необычно, но факт: муж и жена Александра и Иван Бойко пожертвовали на укрепление армии все, что у них было, – 50 тысяч рублей – и попросили построить на эти деньги танк, на котором они воевали бы против немцев.

Конечно же, танк стоил дороже 50 тысяч. Но данный факт советская пропаганда решила не педалировать. Супругов направили в танковое училище, а закончив его, техник-лейтенант Александра Бойко и Иван Бойко получили самый мощный в Красной армии танк – ИС, на котором и воевали с врагом.



© РИА Новости Командующий 10 гвардейской армией на 2-м Прибалтийском и Ленинградском фронтах генерал-лейтенант Михаил Ильич Казаков (слева) уточняет боевую задачу для командира корпуса район Лубана, Латвия


Обстановка на фронте

Их боевое крещение состоялось у деревни Малиновка под Даугавпилсом, где супруги уничтожили немецкий тяжелый танк «Тигр». Причем в том бою Александра Бойко получила легкое ранение. Однако она не стала покидать свою часть, более того, приняла участие в бою за Даугавпилс. Такая вот «семейная идиллия» получилась во время Великой Отечественной войны у семьи Бойко.

Не стоит, кстати, считать, что бои были легкими. В июле 1944 года для того, чтобы подойти к Даугавпилсу и Резекне, войска 2-го Прибалтийского фронта должны были преодолеть сразу несколько оборонительных рубежей. Причем оборону занимал очень серьезный противник.



© Zudusi Latvija / Latvijas Nacionālā bibliotēka Разрушенный Даугавпилс во время Второй мировой войны


Позднее бывший командующий 2-ым Прибалтийским фронтом, маршал, а в 1944-м году генерал армии Андрей Иванович Еременко писал в воспоминаниях:
 
«Стоит попутно сказать несколько слов о 32-й Померанской пехотной дивизии гитлеровцев, действовавшей против войск фронта, чтобы показать, с каким врагом приходилось иметь дело. Она была сформирована еще в 1936 году. Ее командный состав в основном принадлежал к померанским юнкерским фамилиям. Офицеры изо всех сил стремились привить солдатам дух милитаризма и пруссачества.

Первым командиром дивизии был генерал-майор фон Фалькенхорст, впоследствии дослужившийся до чина генерал-полковника, командующего оккупационными германскими войсками в Норвегии. Дивизия участвовала во Второй мировой войне, начиная с 1 сентября 1939 года… Такие матерые, прошедшие огонь и воду соединения вермахта противостояли нам во время битвы за Прибалтику».

Однако был и фактор, облегчающий Красной армии наступление в Латгалии. В июне 1944 года началось советское наступление в Белоруссии – знаменитая операция «Багратион». Сегодня некоторые историки склонны считать: это – самая успешная наступательная операция советских войск за всю войну. Потери гитлеровцев были очень велики. Им пришлось срочно перебросить в Белоруссию часть войск, предназначенных для обороны Прибалтики, что и ослабило здесь немецкую оборону.

Заветный день

Что примечательно, Даугавпилс был занят советскими войсками даже несколько раньше, чем ожидалось. Поначалу предполагалось, что 27 июля утром штурм города не закончится, а только начнется.

Позднее Андрей Иванович Еременко вспоминал:
 
«Первоначально планировалось, что штурм города должен был начаться поздним утром 27 июля. Но наша разведка выяснила, что в городе среди гарнизона началась паника, в частности была перехвачена паническая радиограмма начальника гарнизона в штаб группы армий «Север», в которой по меньшей мере в десять раз преувеличивались наши силы, наступавшие на Даугавпилс. Начальник гарнизона слезно вымаливал подкреплений. Командарм и генерал Герасимов доложили мне обстановку и свое решение штурмовать город немедленно.

– Действуйте! – ответил я им».



© Zudusi Latvija / Latvijas Nacionālā bibliotēka Разрушенный Даугавпилс во время Второй мировой войны


Одной из первых в город на бронетранспортерах прорвалась разведрота старшего лейтенанта Ефима Гарбуза. Вместе с наводчиками артиллерии старший лейтенант Гарбуз взобрался на колокольню одной из крупнейших церквей города, чтобы выявить места сосредоточения вражеской самоходной артиллерии.

Маршал Еременко в своих воспоминаниях не скрывал, сколь трагичным был в тот момент вид крупнейшего латгальского города:

«Центральные кварталы заволокло дымом. Видны огромные языки пламени. Время от времени рушится какое-либо из зданий. Во многих местах вспыхивают разрывы снарядов и мин».

Впрочем, трагедия города Даугавпилса длилась к тому дню уже долго. Во время нацистской оккупации были убиты тысячи мирных горожан, прежде всего, евреев. В городе находилось одно из отделений печально известного «Шталага» и здесь погибли множество военнопленных…

Утром, 27 июля 1944 года, красноармейцам удалось на лодках форсировать Даугаву и занять пригород Даугавпилса, расположенный на другом берегу реки.
 
Вечером 27 июля в Москве был произведен салют в честь освобождения от нацистских захватчиков города Даугавпилса.
В то же день, 27 июля, советские войска вступили во второй по численности населения город Латгалии – Резекне (до революции – Режица – прим. автора). Борьба за этот город, который называют «сердцем Латгалии», была очень упорной

Тот же Еременко позднее писал:

«26 июля продвижение было крайне медленным, ибо гитлеровское командование всеми средствами стремилось не допустить прорыва войск армии к Резекне. Враг цеплялся буквально за каждую рощу, высотку, хутор. До семи контратак при поддержке танков отбили наши части. На сравнительно ограниченном участке Якулински, Зелги вели огонь до 20 артиллерийских, 13 минометных батарей и 12 отдельных орудий».



© РИА Новости Командующий 2-го Прибалтийского фронта, генерал армии Андрей Еременко обходит строй воинов, награжденных боевыми орденами,август 1944 год


Он же вспоминал, как 27 июля в городе можно было наблюдать необычную картину:

«На Гражданской улице наших бойцов… встретил седой как лунь житель города Звадовский. Держа в руках большие символические ключи города, он говорил со слезами: «Сыны мои, как святой Петр, отворяю вам ворота города».

Не удивительно, что после столь упорных боев за Резекне немало полков и дивизий Красной армии получили почетные наименования Режицких, а также гвардейские знамена. Режицким стал называться и 1-й Латышский бомбардировочный авиационный полк.
 
baltnews

«« Вернуться к списку